Сержант

НОВОСТИ САЙТА

19 июля В магазин добавлены 3 изданий в подкатегории и "Нормативные документы2".

9 июля В магазин добавлены 25 изданий в подкатегории "Книги и монографии" и "Нормативные документы".

5 июля В магазин добавлены 20 нашивок в подкатегории "Министерство внутренних дел" и "Ведомственная символика".

26 июня В магазин добавлены 32 предмета милитарии в подкатегорию "Европа".

22 июня В магазин добавлены 12 нашивок в категорию "Милитария России".

5 июня В магазин добавлены 15 нашивок в категорию "Милитария России".

Моя история

Так все начиналось. В 40 лет я внезапно осознал, что молодость уже прошла, и наступила пора лысины, лишнего веса и различных хворей. Поскольку перспектива плавного перемещения к инвалидной коляске меня совсем не прельщала, решил, пока не поздно, заняться собой. Решение, конечно, было здравым, но повседневные дела и заботы чуть было не свели его на нет. Все же к августу желание улучшить свое состояние, сбросить лишний вес и приобрести полезные навыки перешло в практическую плоскость. Я решил заняться крав-мага.

Так всё началосьПочему именно этим стилем? Причин несколько.

Во-первых, вообще не ожидал существования «чисто еврейского» боевого искусства, а точнее системы тактической обороны. Хотя, наверное, времена изменились. Как говорится в одном известном анекдоте: «…так надоело притворяться скромным еврейским мальчиком со скрипкой, наконец-то можно взять автомат — и убивать, убивать, убивать…»

Во-вторых, после прочтения ряда материалов и штудирования профильных форумов по боевым искусствам пришел к выводу о целесообразности именно этого. В отличие от более традиционных видов, таких как карате, крава представляет из себя, на мой пока еще непросвещенный взгляд, именно систему действий, а не боевое искусство. Здесь, например, учат постоянно смотреть по сторонам в поисках потенциальной угрозы, драться в неудобном положении и условиях, быть готовым к внезапному нападению в любое время и т. д. Ну и, наконец, решающим для меня был просмотр материала о тренинге для водителей против нападения вооруженного пассажира. Таких вещей в иных школах боевых искусств я не встречал.

Вот так все и началось.

В сентябре 2010 года, закупившись минимумом необходимого (спортивный костюм, обувь и капа), я пришел в зал у станции метро «Автозаводская». Моим тренером стал Алексей Каменев, инструктор уровня Е-1. Пользуясь случаем, сделаю ему и нашему московскому центру крав-мага небольшую рекламу: http://www.krav-maga.ru/instruktory/

В зале я внезапно оказался «национальным меньшинством израильского единоборства», так как среди примерно 20 русских, украинцев, татар и т. д., составлявших группу новичков, оказался единственным евреем! Кроме того, в группе практически не было людей старше 25 лет, что тоже не добавило мне оптимизма.

Первое занятие было вводным, и собственно упражнения шли всего полчаса. Но я, конечно, успел отличиться: почти сразу подвернул ногу. Кое-как дотянув до конца занятий, подобно торпедированному крейсеру кренясь на левый борт, я уныло побрел домой.

Первый блин вышел комом.

Стандартное занятие крав-мага разделено на несколько этапов: разминка, отработка приемов и связок, освоение нового материала. Первые месяцы я буквально пинками гнал себя на «Автозаводскую», поскольку физические нагрузки на тренировке достаточно высоки даже для молодого человека в приличной форме. Помню как-то после занятия я выполз из метро, цепляясь за перила, и понял, что до дома (10 минут пешком) дойти не смогу. Пришлось брать такси. Но по прошествии 4–5 месяцев как-то втянулся.

Теперь подробнее расскажу о минусах и плюсах крав-мага, прочувстованных на собственной шкуре.

Из минусов.

Помимо ежемесячной не самой маленькой платы за обучение пришлось покупать значительное количество защитного снаряжение, что влетело в копеечку. Плюс семинары (специализированные занятия) — чертовски интересная и нужная вещь, но тоже очень недешевая. Для меня, человека с низкой выносливостью, сложно оказалось выполнять всякие спортивные упражнения на бегу и в динамике, поскольку я быстро выдыхался. Теперь делаю на разминке то, что могу. Кроме того, раздражает «бой с тенью», поскольку мне необходим реальный противник, чтобы оценить исходящую от него степень угрозы, дистанцию и т. д. Но это уже субъективная оценка.

Плюсы весомее.

Во-первых, это психологическая уверенность в себе. Недавно попал в мелкое ДТП, и на меня стали наезжать два мужика, требуя деньги. Я достаточно спокойно разговаривал, одновременно обдумывая, кого и как буду бить, если придется: «прямой удар рукой, прямой, локоть. Поворот. Боковой удар ногой, прямой ногой, добивание». К счастью, разошлись миром.

Во-вторых, это, собственно, знания. Многое осознаешь постепенно. Например, я долго не понимал, почему удар ногой вбок наносится таким своеобразным образом. Пока, много позднее, при действиях против неприятеля с ножом, все не стало очевидным. Человека, правильно наносящего такой удар ногой, сложно ответно достать даже ножом.

В-третьих. За полгода я сбросил 8 кг, и стал чувствовать себя реально намного лучше. Конечно, не обошлось без растяжений и ушибов, причем, что любопытно, все эти мелкие травмы я получил во время разминки и акробатики, а не на спаррингах.

Через полгода занятий мы сдавали экзамен на уровень Р-1.

Вообще уровень подготовки бойца-кравера делится на три базовые составляющие: ученик (Practitioner), подготовленный боец (Graduate) и эксперт (Expert). Для прошедших службу в Советской Армии примерная аналогия — молодой, черпак и дембель. Внутри каждый уровень делится на пять подуровней. То есть меня как ученика уровня Р-1 отделяет от моего наставника, эксперта уровня Е-1, целых 10 ступеней.
Но это я отвлекся.

Итак, экзамен.

Нервничал страшно. Причем не из боязни получить кулаком в лицо или ногой в пах — из страха опозориться.
Действительность превзошла все ожидания. Это был пиздец. Нет, не так. Это был ПИЗДЕЦ.
Во-первых, вместо заявленных трех часов, на которые я ориентировался, он шел восемь часов практически без перерывов.
Во-вторых, интенсивность была очень высока. Все это время мы либо попарно отрабатывали стойки, перемещения, приемы, либо демонстрировали их экзаменаторам в полную силу и в реальном темпе.

Я - один из этих монстров.

Я — один из этих монстров.

И под конец, когда уже на ногах не стоишь, начались спарринги.

На этом остановлюсь подробнее. Мне достался партнер значительно легче меня, хотя и подвижнее. С началом боя все, чему нас учили, моментально вылетело из головы. Плюс мешал шлем, здорово ограничивавший обзор, и защита корпуса, стеснявшая движения. Так как сил быстро перемещаться по рингу у меня к концу экзамена не было совсем, я сразу получил несколько увесистых плюх в голову, отчего начал звереть. Подловил соперника, когда он раскрылся, и ногой в грудь сбил его на пол. Зажал в партере и не выпускал, пока не истекло время поединка. Хоть номинально я спарринг выиграл, ощущения от того, как я его вел, остались не радужные.
Но экзамен я сдал.

Мы сделали это!

Мы сделали это!

Когда потеплело, начались занятия на природе.

Испытываешь совершенно иные ощущения: уже не так легко бегать и далеко не везде приятно падать — в общем, все не так, как в зале. Теперь приходится более внимательно рассчитывать свои передвижения в условиях поединка, что делает сам спарринг значительно сложнее. Надо не только предугадывать удары и передвижения соперника, но и стараться самому не прозевать выбоину в асфальте или корень дерева, которые могут стоить проигрыша в бою или серьезных последствий в реальной драке. Зато какое получаешь удовольствие, если удается развернуть спарринг-партнера лицом против солнца и, оттеснив в мешающий маневру кустарник, загасить его там…

Необходимость падать в грязь или отжиматься в луже для меня, прошедшего службу в Советской Армии, проблемой не была, но в целом занятия на улице физически сложнее, чем в зале. Помимо вышеописанных факторов, добавляются мошкара, духота, пыль и так далее. Но все окупается ощущением более реальной схватки с противником, при которой есть простор для импровизации. На улице не будет времени размять мышцы и выбрать ровное место с мягким грунтом. Биться придется, невзирая на ландшафт и погодные условия, и это прекрасная школа для нас, новичков.

Семинар «Тактический ножевой бой»

А теперь я расскажу о семинаре «Тактический ножевой бой», который прошел еще в мае на базе учебного центра «Витязь» в Балашихе.

Семинар занимал два дня, субботу и воскресенье, и длился где-то с 9.00 до 17.00. Коротко говоря о технической организации семинара упомяну организацию горячего обеда, ночлега и транспорта от и до ближайшего метро для желающим, а также обеспечение необходимым инвентарем. Стоимость мероприятия не маленькая, но подъемная.

Наша группа

Наша группа.

В 1-й день распорядок был следующим:

4 часа упражнений, групповых и парных, затем часовой перерыв на прием пищи и отдых, и, в завершение, 3 часа ножевых спаррингов.

Упражнения на плацу

Упражнения на плацу.

Прыгали, бегали, швыряли друг дружку и т. п. мы на плацу. Как вы понимаете, многократные падения (даже с амортизацией), на бетон плюс пропущенные от напарника удары никак не настраивают на философский лад.

Результат пропущенного удара ногой.

Результат пропущенного удара ногой.

А это - результат удачных блоков.

А это — результат удачных блоков.

В целом, было весьма познавательно, особенно когда дело дошло до работы ножом. Я, признаться, представить себе не мог, насколько легко можно убить человека. Нож у меня хороший, что выяснилось при работе на мясных макиварах (коровья или свиная нога, обтянутая в несколько слоев пленкой и имитирующая, тем самым, тело человека в одежде). Так вот, совсем несильным тычком вперед я пробивал всю конструкцию до кости, а уж при рубящих ударах рассекал и кость. Только ошметки мяса летели. Но это практически невозможно объяснить словами, это надо пробовать самому. В реальной уличной ситуации (не дай бог, конечно) — бойтесь ножа! Бойтесь так, чтобы бить нападающего сразу насмерть, не давая ему никакого шанса. Иначе — смерть или инвалидность.

А после перерыва началась веселуха — ножевые спарринги.

Нас разбили на группы, каждая из которых работала на своем ринге. Дрались мы в первом круге имитацией оружия, а во втором — деревянными ножами, обмазанными помадой. Каждый из участников был одет в светлую футболку, поэтому любой «порез» сразу был виден.

Я, со своим лишним весом и хлипким здоровьем за предыдущие четыре часа умотался так, что словами не передать. Поэтому поставил себе задачу: выиграть хотя бы один поединок, а затем умереть. Да видно, не судьба.

Поскольку подавляющее большинство бойцов было моложе и, к сожалению, выносливее, мне оставалось только одно: малоподвижная оборона и внезапные контратаки. Все это противоречит принципам крав-мага, основанным на агрессивном подавлении врага, но из любого правила есть исключения. Я почти все время стоял на месте, уходил от атак противника и резко контратаковал практически одной и той же комбинацией. И — как это не смешно — выиграл все поединки на своем ринге! Причем инструкторы, видя мои подгибающиеся коленки, все время интересовались, выйду ли на новый бой. Я неизменно отвечал, что выйти — выйду, а там пусть режут. И опять выигрывал.

Затем пришлось биться уже с победителями на других рингах. То есть без перерыва и с более сильными бойцами. Тактика осталась прежней, да на другую и сил-то не было. Зато не мог отказать в некоторой театральности действа. Так, например, по правилам, если у кого-то выпадал нож, его противник мог и должен был колоть и резать беднягу. Собственно на улице так бы и было. Но когда это произошло с моим оппонентом, я поднял руки и ждал, пока он, не веря своему счастью, подберет упавшее оружие. А потом я зарезал его.

В-общем, если быть кратким, каким-то чудом среди примерно 40 участников семинара я занял в первом круге 2-е место, а во-втором — 3-е. Этого не ожидал никто: ни я сам, впервые участвовавший в ножевом бое, ни мои коллеги, ни инструкторы. Конечно, во многом мне просто повезло, но победителя не судят!

Во 2-й день распорядок был следующим:

3 часа упражнений, групповых и парных, а также лекции, затем часовой перерыв на прием пищи и отдых, и, в завершение, 4 часа килл-хауза. Именно из-за килл-хауза я и поехал на семинар.

На первой части особо останавливаться не буду, скажу лишь что на занятиях по медицинской подготовке нам демонстрировали фотографии колотых, резаных и рубленых ножевых ран, что произвело на женскую часть группы неизгладимое впечатление.

После перерыва начался долгожданный килл-хауз.

Честно говоря, я в этому времени начал уже серьезно нервничать. Во-первых, изматывающая усталость от предыдущих частей семинара, во-вторых, боязнь плохо пройти испытание, так сказать «потерять лицо». Поэтому был очень рад, что при распределении попал в последнюю группу. За пару часов ожидания страх улегся, физическое состояние частично восстановилось и своей очереди я уже ждал с нетерпением.
Что же такое килл-хауз? В данном случае — это было двухэтажное здание, в котором тебя ждут 11 инструкторов крав-мага с совершенно неожиданными вводными. Твоя задача — пройти их всех и остаться условно живым. Но при этом соизмерять наносимый неприятелю вред согласно производимым им действиям и с учетом возможного последующего заведения уголовного дела. Да и вообще, вести себя адекватно ситуации.

В данном случае нас ждали: пьяный у двери, агрессивные гастарбайтеры в коридоре, бомжеватый старик в лифте, порезанный в углу, наркоман на лестнице и трое спортсменов в довершение. Вместе с проходящим испытания бежит инструктор, указывающий маршрут движения и оператор с видеокамерой.
А вот и моя очередь. Перед началом килл-хауза следует небольшой разогрев в виде отжиманий, приседаний и ударов по макиваре, а затем — вперед, к звездам!

Начало.

Начало.

Сразу за дверью, в крошечном тамбуре, лежит пьянчужка, который не пропускает тебя к следующей двери на этаж. Хватает за ноги. обливает водкой, в общем, всячески провоцирует. Многие сразу начинали его бить, поскольку с первых же секунд адреналин зашкаливает: тебя все время прессингуют, кругом направленная на тебя агрессия, помещения узкие, не особо развернешься, стены залиты кровью, местами полумрак…
Я, не долго думая, просто схватил этого алкоголика за шиворот и ноги, и швырнул на пару метров по коридору, расчистив себе дальнейший путь.

За дверью обнаружились два гастарбайтера, строительные козлы, ведра и иные атрибуты ремонта. Рабочие были настроены агрессивно, подкрепляя свое поведения цветистыми выражениями: «Твоя туда не ходы, там рэмонт! Иды отсуда, я твой дом труба шатал!» Вот здесь я сплоховал. Поскольку у меня всегда были нормальные человеческие отношения с такими людьми, я не ожидал от них наезда с размахиванием молотками и отвертками. Задумался, а потом пихнул одного в другого и прошел дальше. А зря. В реале — голову молотком пробили бы. Тем более, в кармане был нож, которым можно было ребят шугануть.

Надо было - вот так!

Надо было — вот так!

Вообще, в условиях зашкаливающего уровня адреналина в крови, у большинства развивается так называемое «туннельное зрение», когда ты видишь только цель в очень узком секторе и напрочь забываешь постоянно контролировать окрестности. Вот и я, пер как танк, забыв про фланги и тыл. А это смертельно опасно.

Следующий пункт назначения — лифт, куда вместе со мной заходит бомжеватого вида старик. Как только двери закрываются, дед начинает ругать правительство, государство, народ, власть и меня лично. Я согласен был со всеми пунктами, кроме последнего. Старик хоть и чешется, но на меня не нападает, так что и я спокоен. Интересно, что многие, проходившие килл-хауз, принимали его жестикуляцию за попытку достать нож и гасили ветерана прямо в лифтовой кабине. Инструктору, изображавшему деда, пришлось нелегко.

Когда-то он брал Берлин, а сегодня огрёб от внучка.

Когда-то он брал Берлин, а сегодня огрёб от внучка.

На этом этапе я оцениваю свои действия также не очень хорошо. С одной стороны я был прав, что не стал бить деда, но с другой — повернулся к нему спиной и не заметил камеры видеонаблюдения в лифте, изображение которой позволяло инструкторам наблюдать за нашими действиями.

Когда лифт «приехал» (на самом деле он стоит на месте, только закрываются двери, имитируя движение) и двери открылись, произошел курьезный случай. Как мне потом рассказали очевидцы, сразу у лифта на меня набросился мужик с ножом, и я тут же элегантным пинком отправил его в угол. Я не помню! Ни мужика, ни факта нападения, ничего вообще! Надеюсь все же посмотреть видеозапись, которая все расставит по своим местам.

За углом, на лестничной площадке, обнаружился сильно порезанный мужик и его мечущийся дружок. Надо сказать, что крики, стоны, кровь на полу, ступенях и стенах в условиях полумрака вполне передавали реальность ситуации. С ходу скидываю футболку и прижимаю к порезанной артерии, хотя понимаю, что зря — с такой раной живут минуты. Как-бы вызываю скорую помощь по мобильнику, зажимаю порез и пытаюсь отогнать назойливого товарища, мешающего своей суетой. Гоню его к соседям за бинтами и ватой, чтобы дополнительно тампонировать рану и купировать кровотечение. Действия мои были более-менее правильны, но в жизни мужик однозначно умер бы от острой кровопотери.

Он умер?

Он умер?

А вот дальше, как оказалось, прозвучала моя лебединая песня.

На следующем лестничном пролете меня ждал злобный наркоман с ножом и незатейливой программой: «Я Ваську зарезал и тебя тоже завалю». Мне она в корне не понравилась, поэтому я попер вперед. И без толку. Он стоял выше, был вооружен и готов мочить всех направо и налево. Ну, подергал я ножкой, чуток его оттеснил, но проблему это не решило, тем более, что он и второй тесак достал.
И вдруг вижу рядом, на подоконнике, двухлитровую бутыль с газировкой. Р-р-раз — и она уже летит парню в голову. Два — и следом летит горшок с кровью, стоявший рядом. Как оказалось, это были остатки реквизита, который наши инструкторы использовали для подготовки килл-хауза. Они и не предполагали, что найдется отморозок, который превратит их в метательное оружие. А он таки нашелся! Хорошо, что меня инструктор вовремя остановил, а то я уже примеривался охреначить нарка табуретом или чем-то подобным.

Он умер?

Тот самый наркоман до встречи со мной.

И, наконец, завершающий этап: три здоровенных лося в защитном снаряжении, которые ждали меня прямо у входа в комнату. На принятие решение есть буквально секунда: ты заходишь, и сразу тебя начинают месить с разных сторон. Кто-то, конечно, пробовал отбиваться, но и с одним нашим инструктором нереально справиться, а уж с тремя, да еще в защите…

Трое из ларца.

Трое из ларца.

А у меня сработали первобытные инстинкты выживания: заорал какую-то хрень типа «Енот!», чем буквально на секунду привел нападавших в замешательство, успел прикрыть голову и ломанулся сквозь них юлой. Пару плюх получил, но лишь вскользь. Все, прошел!

Это и было завершением килл-хауза, о чем я хотел вам рассказать. Осталось лишь дождаться последних проходящих испытание краверов, построиться на плацу на торжественную линейку, получить диплом и вернуться в Москву.
За два дня я похудел почти на 1,5 кг, устал неимоверно, но получил такой заряд бодрости и энергии, что не передать словами.

Единственный минус из вышеописанного — где-то я здорово ушиб локоть и, несмотря на полугодовое лечение, заработал хронический бурсит. Жить это не сильно мешает, а вот заниматься крав-мага и даже работать с гантелями дома пока не могу. Возраст все же сказывается…

Моя история

Так все начиналось. В 40 лет я внезапно осознал, что молодость уже прошла, и наступила пора лысины, лишнего веса и различных хворей. Поскольку перспектива плавного перемещения к инвалидной коляске меня совсем не прельщала, решил, пока не поздно, заняться собой. Решение, конечно, было здравым, но повседневные дела и заботы чуть было не свели его на нет. Все же к августу желание улучшить свое состояние, сбросить лишний вес и приобрести полезные навыки перешло в практическую плоскость. Я решил заняться крав-мага.

Так всё началосьПочему именно этим стилем? Причин несколько.

Во-первых, вообще не ожидал существования «чисто еврейского» боевого искусства, а точнее системы тактической обороны. Хотя, наверное, времена изменились. Как говорится в одном известном анекдоте: «…так надоело притворяться скромным еврейским мальчиком со скрипкой, наконец-то можно взять автомат — и убивать, убивать, убивать…»

Во-вторых, после прочтения ряда материалов и штудирования профильных форумов по боевым искусствам пришел к выводу о целесообразности именно этого. В отличие от более традиционных видов, таких как карате, крава представляет из себя, на мой пока еще непросвещенный взгляд, именно систему действий, а не боевое искусство. Здесь, например, учат постоянно смотреть по сторонам в поисках потенциальной угрозы, драться в неудобном положении и условиях, быть готовым к внезапному нападению в любое время и т. д. Ну и, наконец, решающим для меня был просмотр материала о тренинге для водителей против нападения вооруженного пассажира. Таких вещей в иных школах боевых искусств я не встречал.

Вот так все и началось.

В сентябре 2010 года, закупившись минимумом необходимого (спортивный костюм, обувь и капа), я пришел в зал у станции метро «Автозаводская». Моим тренером стал Алексей Каменев, инструктор уровня Е-1. Пользуясь случаем, сделаю ему и нашему московскому центру крав-мага небольшую рекламу: http://www.krav-maga.ru/instruktory/

В зале я внезапно оказался «национальным меньшинством израильского единоборства», так как среди примерно 20 русских, украинцев, татар и т. д., составлявших группу новичков, оказался единственным евреем! Кроме того, в группе практически не было людей старше 25 лет, что тоже не добавило мне оптимизма.

Первое занятие было вводным, и собственно упражнения шли всего полчаса. Но я, конечно, успел отличиться: почти сразу подвернул ногу. Кое-как дотянув до конца занятий, подобно торпедированному крейсеру кренясь на левый борт, я уныло побрел домой.

Первый блин вышел комом.

Стандартное занятие крав-мага разделено на несколько этапов: разминка, отработка приемов и связок, освоение нового материала. Первые месяцы я буквально пинками гнал себя на «Автозаводскую», поскольку физические нагрузки на тренировке достаточно высоки даже для молодого человека в приличной форме. Помню как-то после занятия я выполз из метро, цепляясь за перила, и понял, что до дома (10 минут пешком) дойти не смогу. Пришлось брать такси. Но по прошествии 4–5 месяцев как-то втянулся.

Теперь подробнее расскажу о минусах и плюсах крав-мага, прочувстованных на собственной шкуре.

Из минусов.

Помимо ежемесячной не самой маленькой платы за обучение пришлось покупать значительное количество защитного снаряжение, что влетело в копеечку. Плюс семинары (специализированные занятия) — чертовски интересная и нужная вещь, но тоже очень недешевая. Для меня, человека с низкой выносливостью, сложно оказалось выполнять всякие спортивные упражнения на бегу и в динамике, поскольку я быстро выдыхался. Теперь делаю на разминке то, что могу. Кроме того, раздражает «бой с тенью», поскольку мне необходим реальный противник, чтобы оценить исходящую от него степень угрозы, дистанцию и т. д. Но это уже субъективная оценка.

Плюсы весомее.

Во-первых, это психологическая уверенность в себе. Недавно попал в мелкое ДТП, и на меня стали наезжать два мужика, требуя деньги. Я достаточно спокойно разговаривал, одновременно обдумывая, кого и как буду бить, если придется: «прямой удар рукой, прямой, локоть. Поворот. Боковой удар ногой, прямой ногой, добивание». К счастью, разошлись миром.

Во-вторых, это, собственно, знания. Многое осознаешь постепенно. Например, я долго не понимал, почему удар ногой вбок наносится таким своеобразным образом. Пока, много позднее, при действиях против неприятеля с ножом, все не стало очевидным. Человека, правильно наносящего такой удар ногой, сложно ответно достать даже ножом.

В-третьих. За полгода я сбросил 8 кг, и стал чувствовать себя реально намного лучше. Конечно, не обошлось без растяжений и ушибов, причем, что любопытно, все эти мелкие травмы я получил во время разминки и акробатики, а не на спаррингах.

Через полгода занятий мы сдавали экзамен на уровень Р-1.

Вообще уровень подготовки бойца-кравера делится на три базовые составляющие: ученик (Practitioner), подготовленный боец (Graduate) и эксперт (Expert). Для прошедших службу в Советской Армии примерная аналогия — молодой, черпак и дембель. Внутри каждый уровень делится на пять подуровней. То есть меня как ученика уровня Р-1 отделяет от моего наставника, эксперта уровня Е-1, целых 10 ступеней.
Но это я отвлекся.

Итак, экзамен.

Нервничал страшно. Причем не из боязни получить кулаком в лицо или ногой в пах — из страха опозориться.
Действительность превзошла все ожидания. Это был пиздец. Нет, не так. Это был ПИЗДЕЦ.
Во-первых, вместо заявленных трех часов, на которые я ориентировался, он шел восемь часов практически без перерывов.
Во-вторых, интенсивность была очень высока. Все это время мы либо попарно отрабатывали стойки, перемещения, приемы, либо демонстрировали их экзаменаторам в полную силу и в реальном темпе.

Я - один из этих монстров.

Я — один из этих монстров.

И под конец, когда уже на ногах не стоишь, начались спарринги.

На этом остановлюсь подробнее. Мне достался партнер значительно легче меня, хотя и подвижнее. С началом боя все, чему нас учили, моментально вылетело из головы. Плюс мешал шлем, здорово ограничивавший обзор, и защита корпуса, стеснявшая движения. Так как сил быстро перемещаться по рингу у меня к концу экзамена не было совсем, я сразу получил несколько увесистых плюх в голову, отчего начал звереть. Подловил соперника, когда он раскрылся, и ногой в грудь сбил его на пол. Зажал в партере и не выпускал, пока не истекло время поединка. Хоть номинально я спарринг выиграл, ощущения от того, как я его вел, остались не радужные.
Но экзамен я сдал.

Мы сделали это!

Мы сделали это!

Когда потеплело, начались занятия на природе.

Испытываешь совершенно иные ощущения: уже не так легко бегать и далеко не везде приятно падать — в общем, все не так, как в зале. Теперь приходится более внимательно рассчитывать свои передвижения в условиях поединка, что делает сам спарринг значительно сложнее. Надо не только предугадывать удары и передвижения соперника, но и стараться самому не прозевать выбоину в асфальте или корень дерева, которые могут стоить проигрыша в бою или серьезных последствий в реальной драке. Зато какое получаешь удовольствие, если удается развернуть спарринг-партнера лицом против солнца и, оттеснив в мешающий маневру кустарник, загасить его там…

Необходимость падать в грязь или отжиматься в луже для меня, прошедшего службу в Советской Армии, проблемой не была, но в целом занятия на улице физически сложнее, чем в зале. Помимо вышеописанных факторов, добавляются мошкара, духота, пыль и так далее. Но все окупается ощущением более реальной схватки с противником, при которой есть простор для импровизации. На улице не будет времени размять мышцы и выбрать ровное место с мягким грунтом. Биться придется, невзирая на ландшафт и погодные условия, и это прекрасная школа для нас, новичков.

Семинар «Тактический ножевой бой»

А теперь я расскажу о семинаре «Тактический ножевой бой», который прошел еще в мае на базе учебного центра «Витязь» в Балашихе.

Семинар занимал два дня, субботу и воскресенье, и длился где-то с 9.00 до 17.00. Коротко говоря о технической организации семинара упомяну организацию горячего обеда, ночлега и транспорта от и до ближайшего метро для желающим, а также обеспечение необходимым инвентарем. Стоимость мероприятия не маленькая, но подъемная.

Наша группа

Наша группа.

В 1-й день распорядок был следующим:

4 часа упражнений, групповых и парных, затем часовой перерыв на прием пищи и отдых, и, в завершение, 3 часа ножевых спаррингов.

Упражнения на плацу

Упражнения на плацу.

Прыгали, бегали, швыряли друг дружку и т. п. мы на плацу. Как вы понимаете, многократные падения (даже с амортизацией), на бетон плюс пропущенные от напарника удары никак не настраивают на философский лад.

Результат пропущенного удара ногой.

Результат пропущенного удара ногой.

А это - результат удачных блоков.

А это — результат удачных блоков.

В целом, было весьма познавательно, особенно когда дело дошло до работы ножом. Я, признаться, представить себе не мог, насколько легко можно убить человека. Нож у меня хороший, что выяснилось при работе на мясных макиварах (коровья или свиная нога, обтянутая в несколько слоев пленкой и имитирующая, тем самым, тело человека в одежде). Так вот, совсем несильным тычком вперед я пробивал всю конструкцию до кости, а уж при рубящих ударах рассекал и кость. Только ошметки мяса летели. Но это практически невозможно объяснить словами, это надо пробовать самому. В реальной уличной ситуации (не дай бог, конечно) — бойтесь ножа! Бойтесь так, чтобы бить нападающего сразу насмерть, не давая ему никакого шанса. Иначе — смерть или инвалидность.

А после перерыва началась веселуха — ножевые спарринги.

Нас разбили на группы, каждая из которых работала на своем ринге. Дрались мы в первом круге имитацией оружия, а во втором — деревянными ножами, обмазанными помадой. Каждый из участников был одет в светлую футболку, поэтому любой «порез» сразу был виден.

Я, со своим лишним весом и хлипким здоровьем за предыдущие четыре часа умотался так, что словами не передать. Поэтому поставил себе задачу: выиграть хотя бы один поединок, а затем умереть. Да видно, не судьба.

Поскольку подавляющее большинство бойцов было моложе и, к сожалению, выносливее, мне оставалось только одно: малоподвижная оборона и внезапные контратаки. Все это противоречит принципам крав-мага, основанным на агрессивном подавлении врага, но из любого правила есть исключения. Я почти все время стоял на месте, уходил от атак противника и резко контратаковал практически одной и той же комбинацией. И — как это не смешно — выиграл все поединки на своем ринге! Причем инструкторы, видя мои подгибающиеся коленки, все время интересовались, выйду ли на новый бой. Я неизменно отвечал, что выйти — выйду, а там пусть режут. И опять выигрывал.

Затем пришлось биться уже с победителями на других рингах. То есть без перерыва и с более сильными бойцами. Тактика осталась прежней, да на другую и сил-то не было. Зато не мог отказать в некоторой театральности действа. Так, например, по правилам, если у кого-то выпадал нож, его противник мог и должен был колоть и резать беднягу. Собственно на улице так бы и было. Но когда это произошло с моим оппонентом, я поднял руки и ждал, пока он, не веря своему счастью, подберет упавшее оружие. А потом я зарезал его.

В-общем, если быть кратким, каким-то чудом среди примерно 40 участников семинара я занял в первом круге 2-е место, а во-втором — 3-е. Этого не ожидал никто: ни я сам, впервые участвовавший в ножевом бое, ни мои коллеги, ни инструкторы. Конечно, во многом мне просто повезло, но победителя не судят!

Во 2-й день распорядок был следующим:

3 часа упражнений, групповых и парных, а также лекции, затем часовой перерыв на прием пищи и отдых, и, в завершение, 4 часа килл-хауза. Именно из-за килл-хауза я и поехал на семинар.

На первой части особо останавливаться не буду, скажу лишь что на занятиях по медицинской подготовке нам демонстрировали фотографии колотых, резаных и рубленых ножевых ран, что произвело на женскую часть группы неизгладимое впечатление.

После перерыва начался долгожданный килл-хауз.

Честно говоря, я в этому времени начал уже серьезно нервничать. Во-первых, изматывающая усталость от предыдущих частей семинара, во-вторых, боязнь плохо пройти испытание, так сказать «потерять лицо». Поэтому был очень рад, что при распределении попал в последнюю группу. За пару часов ожидания страх улегся, физическое состояние частично восстановилось и своей очереди я уже ждал с нетерпением.
Что же такое килл-хауз? В данном случае — это было двухэтажное здание, в котором тебя ждут 11 инструкторов крав-мага с совершенно неожиданными вводными. Твоя задача — пройти их всех и остаться условно живым. Но при этом соизмерять наносимый неприятелю вред согласно производимым им действиям и с учетом возможного последующего заведения уголовного дела. Да и вообще, вести себя адекватно ситуации.

В данном случае нас ждали: пьяный у двери, агрессивные гастарбайтеры в коридоре, бомжеватый старик в лифте, порезанный в углу, наркоман на лестнице и трое спортсменов в довершение. Вместе с проходящим испытания бежит инструктор, указывающий маршрут движения и оператор с видеокамерой.
А вот и моя очередь. Перед началом килл-хауза следует небольшой разогрев в виде отжиманий, приседаний и ударов по макиваре, а затем — вперед, к звездам!

Начало.

Начало.

Сразу за дверью, в крошечном тамбуре, лежит пьянчужка, который не пропускает тебя к следующей двери на этаж. Хватает за ноги. обливает водкой, в общем, всячески провоцирует. Многие сразу начинали его бить, поскольку с первых же секунд адреналин зашкаливает: тебя все время прессингуют, кругом направленная на тебя агрессия, помещения узкие, не особо развернешься, стены залиты кровью, местами полумрак…
Я, не долго думая, просто схватил этого алкоголика за шиворот и ноги, и швырнул на пару метров по коридору, расчистив себе дальнейший путь.

За дверью обнаружились два гастарбайтера, строительные козлы, ведра и иные атрибуты ремонта. Рабочие были настроены агрессивно, подкрепляя свое поведения цветистыми выражениями: «Твоя туда не ходы, там рэмонт! Иды отсуда, я твой дом труба шатал!» Вот здесь я сплоховал. Поскольку у меня всегда были нормальные человеческие отношения с такими людьми, я не ожидал от них наезда с размахиванием молотками и отвертками. Задумался, а потом пихнул одного в другого и прошел дальше. А зря. В реале — голову молотком пробили бы. Тем более, в кармане был нож, которым можно было ребят шугануть.

Надо было - вот так!

Надо было — вот так!

Вообще, в условиях зашкаливающего уровня адреналина в крови, у большинства развивается так называемое «туннельное зрение», когда ты видишь только цель в очень узком секторе и напрочь забываешь постоянно контролировать окрестности. Вот и я, пер как танк, забыв про фланги и тыл. А это смертельно опасно.

Следующий пункт назначения — лифт, куда вместе со мной заходит бомжеватого вида старик. Как только двери закрываются, дед начинает ругать правительство, государство, народ, власть и меня лично. Я согласен был со всеми пунктами, кроме последнего. Старик хоть и чешется, но на меня не нападает, так что и я спокоен. Интересно, что многие, проходившие килл-хауз, принимали его жестикуляцию за попытку достать нож и гасили ветерана прямо в лифтовой кабине. Инструктору, изображавшему деда, пришлось нелегко.

Когда-то он брал Берлин, а сегодня огрёб от внучка.

Когда-то он брал Берлин, а сегодня огрёб от внучка.

На этом этапе я оцениваю свои действия также не очень хорошо. С одной стороны я был прав, что не стал бить деда, но с другой — повернулся к нему спиной и не заметил камеры видеонаблюдения в лифте, изображение которой позволяло инструкторам наблюдать за нашими действиями.

Когда лифт «приехал» (на самом деле он стоит на месте, только закрываются двери, имитируя движение) и двери открылись, произошел курьезный случай. Как мне потом рассказали очевидцы, сразу у лифта на меня набросился мужик с ножом, и я тут же элегантным пинком отправил его в угол. Я не помню! Ни мужика, ни факта нападения, ничего вообще! Надеюсь все же посмотреть видеозапись, которая все расставит по своим местам.

За углом, на лестничной площадке, обнаружился сильно порезанный мужик и его мечущийся дружок. Надо сказать, что крики, стоны, кровь на полу, ступенях и стенах в условиях полумрака вполне передавали реальность ситуации. С ходу скидываю футболку и прижимаю к порезанной артерии, хотя понимаю, что зря — с такой раной живут минуты. Как-бы вызываю скорую помощь по мобильнику, зажимаю порез и пытаюсь отогнать назойливого товарища, мешающего своей суетой. Гоню его к соседям за бинтами и ватой, чтобы дополнительно тампонировать рану и купировать кровотечение. Действия мои были более-менее правильны, но в жизни мужик однозначно умер бы от острой кровопотери.

Он умер?

Он умер?

А вот дальше, как оказалось, прозвучала моя лебединая песня.

На следующем лестничном пролете меня ждал злобный наркоман с ножом и незатейливой программой: «Я Ваську зарезал и тебя тоже завалю». Мне она в корне не понравилась, поэтому я попер вперед. И без толку. Он стоял выше, был вооружен и готов мочить всех направо и налево. Ну, подергал я ножкой, чуток его оттеснил, но проблему это не решило, тем более, что он и второй тесак достал.
И вдруг вижу рядом, на подоконнике, двухлитровую бутыль с газировкой. Р-р-раз — и она уже летит парню в голову. Два — и следом летит горшок с кровью, стоявший рядом. Как оказалось, это были остатки реквизита, который наши инструкторы использовали для подготовки килл-хауза. Они и не предполагали, что найдется отморозок, который превратит их в метательное оружие. А он таки нашелся! Хорошо, что меня инструктор вовремя остановил, а то я уже примеривался охреначить нарка табуретом или чем-то подобным.

Он умер?

Тот самый наркоман до встречи со мной.

И, наконец, завершающий этап: три здоровенных лося в защитном снаряжении, которые ждали меня прямо у входа в комнату. На принятие решение есть буквально секунда: ты заходишь, и сразу тебя начинают месить с разных сторон. Кто-то, конечно, пробовал отбиваться, но и с одним нашим инструктором нереально справиться, а уж с тремя, да еще в защите…

Трое из ларца.

Трое из ларца.

А у меня сработали первобытные инстинкты выживания: заорал какую-то хрень типа «Енот!», чем буквально на секунду привел нападавших в замешательство, успел прикрыть голову и ломанулся сквозь них юлой. Пару плюх получил, но лишь вскользь. Все, прошел!

Это и было завершением килл-хауза, о чем я хотел вам рассказать. Осталось лишь дождаться последних проходящих испытание краверов, построиться на плацу на торжественную линейку, получить диплом и вернуться в Москву.
За два дня я похудел почти на 1,5 кг, устал неимоверно, но получил такой заряд бодрости и энергии, что не передать словами.

Единственный минус из вышеописанного — где-то я здорово ушиб локоть и, несмотря на полугодовое лечение, заработал хронический бурсит. Жить это не сильно мешает, а вот заниматься крав-мага и даже работать с гантелями дома пока не могу. Возраст все же сказывается…

Военные и служебные аббревиатуры